Рубрикатор: авторские рубрики

Первый натюрморт

Первый натюрморт

 

      Это первый натюрморт, первая моя работа, после написания которой я решил, что пора заняться живописью.
    Мне с детства хотелось рисовать. Казалось, что я это умею. Дело в том, что всякие стенгазеты и прочие общественные работы, связанные с рисованием, всегда были рядом со мной. Меня всегда они находили. Я учился в институте, а тут в космос полетел Юрий Гагарин. Тут же организовали митинг, шествие по городу, стали писать плакаты – «Космос наш!», «Мы первые!» и п.т. Меня спросили – А космонавта нарисуешь? Мне дали газету с фотографией Гагарина, и я нарисовал большой плакат.

     Это было раньше, а в сорок лет я познакомился со Скуинь Еленой Петровной. Когда-то она училась у А.А.Осьмеркина, а потом преподавала в училище им. Мухина в Ленинграде. Это был счастливый, как теперь ясно, случай. Она подтолкнула меня к тому, чтобы я занялся живописью всерьез – подарила мне кисточку «белочку» (в 80-м году это был страшный дефицит) и коробочку акварели. Прошло полгода, я ничего не нарисовал, и тут, находясь в отпуске, вдруг подумал – встречусь с Еленой Петровной, она спросит – А что вы нарисовали? И я решил нарисовать хоть что-нибудь, хоть как-нибудь – я ведь не умею рисовать акварелью.

    Тогда я даже не представлял, что есть специальная бумага для акварели, тем более, не представлял, что письмо на ней существенно отличается от письма акварельными красками на другой бумаге. Мне это было неважно! А бросил на спинку стула полотенце («драпировка»!!!), поставил чашку, из которой пью чай, и рядом - миску с какими-то кислыми летними яблочками. Через час трудов у меня вдруг - это я понял! - получилось что-то, похожее на натюрморт. Как я был счастлив! Как я был горд! «Кусочек» отпуска у меня еще был, и я провозгласил своему семейству – ни дня без натюрморта! Буду рисовать!
     Действительно, ежедневно я брал какие-то предметы, собирал их в композицию, как уж получалось - пользовался только своими «теоретическими», почерпнутыми из рассматривания картин классиков живописи, познаниями, и рисовал, рисовал… Мне вдруг понравился сам процесс. Беру краски, как-то их смешиваю, старательно рассматривая предметы, накладываю краски на бумагу.        

      Тогда у меня был только картон, облагороженный белой бумагой. Я действительно не знал, что надо найти акварельную бумагу. Потом оказалось, что это не совсем просто. Ее не было в магазинах. Она «бывала», но надо было угадать, когда ее привезут, и опередить других желающих ее приобрести. Неважно! Я почувствовал вкус к такой работе. В детстве отец часто говорил мне – Терпенье и труд все перетрут! И я уже знал, что это – истина! И работал, работал, работал… Получалось плохо, это стало понятно мне достаточно быстро. Но - перед кем мне отчитываться? Не буду никому показывать, пока не нарисую так, что не стану стыдиться.

      Первое, на что обратил внимание - пишу работу, написал - все ярко, сочно, как и старался сделать. Потом работа высыхает и краски обесцвечиваются, работа тускнеет. Сообразил - писал-то на картоне, картонка забирает воду, и влажная акварель всегда (!) ярче, чем сухая. Настоящая авкарельная бумага делается с небольшим добавдением клея и потому принимает краску и воду по-другому. Высыхание тоже надо учитывать, но меньше, чем в моих экспериментах при написании первых работ.

       Первые работы я пытался писать и на ватмане, и на других бумагах, какие попадали под руку. Ватман хорош для рисования карандашом или тушью, гелевой (правда, тогда их еще не было) ручкой. А акварель при высыхании дает разводы, жесткие границы в том месте, докуда мазок отдал воду. И размывается такая граница плохо, получаются новые границы, еще больше уродующие твою работу. Но вот когда, наконец, я стал писать на акварельной - это была песня! по сравнению со всеми моими предыдущими мучениями.

Следующая/предыдущая статья автора:

Поделись этой информацией с друзьями:


RSS
Комментарий удален
Милейший натюрморт не лишенный наивности первых шагов… ok